Главная Закон "О защите прав потребителей" Школа потребителя Вопросы и ответы Контакты
Информация о Движении
Потребитель и общество
 
Электронная библиотека потребителя
Вопрос-ответ
  • 7 лет назад мы купили холодильник производства Германия. Вчера получили из авторизованного центра акт о невозможности ремонта (утечка фреона в запененной части). Скажите, пожалуйста, какие параметры должны учитываться при выдаче нам нового холодильника? Имеем ли мы право получить холодильник производства именно Германии, как тот, который был куплен нами в 2010 году?
Ответ...
  • Купил обувь, на чеке увидел, что гарантия 30 дней. Через 45 дней лопнула подошва.
    Что делать? Могу ли я требовать деньги за некачественный товар, если срок гарантии уже закончился?
Ответ...


Агенство информирования потребителей

Федеральный проект Знак качества

Интернет издание ПРАВА ПОТРЕБИТЕЛЯ

ОПР - Московское отделение

ОПР - Крымское отделение

Региональная общественная организация Общество защиты прав потребителей Московской области

Профсоюз Евразия

Союз Матерей России



Потребитель и общество Роспотребнадзор разъясняет 28-03-11

 

         Еще раз об отношении Роспотребнадзора к так называемой «коллекторской деятельности»

       Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, констатируя возросшую в последнее время активность коллекторов в деле просвещения общественности о «законных основаниях своей деятельности», считает необходимым в очередной раз отметить, что правовые основы регулирования такого вида самостоятельной предпринимательской деятельности как «взыскание просроченной задолженности» в российском законодательстве отсутствуют.

         В частности, сформулированный в пресс-релизе от 15 марта 2011 года Национальной Ассоциацией Профессиональных Коллекторских Агентств (НАПКА) довод о том, что «привлечение специализированных компаний к процессу взыскания просроченной задолженности – сложившаяся и общепринятая практика во многих странах мира, включая Западную Европу и США», по мнению Роспотребнадзора, не более, чем стремление убедить всех и вся в том, что «коллекторская деятельность» и в Российской Федерации – это некая объективная данность, с которой всем надлежит смириться.

         Между тем, абсолютно понятно, что поборники якобы существующих  «законных оснований» для ведения «коллекторской деятельности» всю свою аргументацию основывают на очевидной подмене понятий и манипулировании общими нормами гражданского (и не только) законодательства в угоду исключительно собственной логике. При этом они же всячески ратуют за скорейшее принятие закона «О коллекторской деятельности», отсутствие которого сами воспринимают и характеризуют как свидетельство правового вакуума в своем существовании. 

         Характерно, что каждое «коллекторское агентство», непременно стремящееся подчеркнуть свою важную социальную миссию в деле цивилизованного управления просроченной дебиторской задолженностью (например, ООО «Агентство Р.О.С. долгъ» заверяет, что истинные «профессионалы коллекторского рынка» «… консультируют, … оказывают психологическую помощь, поддержку должникам»), всячески открещивается от «серых» коллекторских агентств.

         Однако из обращений, периодически поступающих от граждан в Роспотребнадзор, следует что, почему-то именно исключительно к последней категории коллекторов прибегают такие банки, как «Ренессанс Капитал» (ООО), ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк», ОАО «ОТП Банк», ЗАО «КРЕДИТ ЕВРОПА БАНК»и др., поскольку их содержание вполнеопределенно указывает на то, что все «консультации и психологическая помощь» в рамках «поддержки должников» сводятся к выбиванию под страхом уголовного преследования далеко не бесспорных долгов с сомнительными штрафами, угрозам описи имущества, ночным звонкам родственникам и т.п.         

         При этом все ссылки на якобы имеющуюся законную договорную основу такой «деятельности» не только, как правило, представляют собой лишь голословные и ничем не подтвержденные «уведомления», направляемые в адрес должника, но и являются свидетельством замалчивания истинной сути тех видов договоров, на основе которых коллекторы безапелляционно выдвигают соответствующие требования. 

          В частности, должнику никак не разъясняется, что действия агента в интересах принципала по агентскому договору между банком и коллектором (гл. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ), направленные на исполнение поручения последнего, с учетом соответствующих положений п. 3 ст. 308 ГК РФ не могут в принципе создавать безусловных обязанностей для третьих лиц (тем более при наличии спора о сумме долга между кредитором и должником).

         Что же касается уступки права требования по кредитному договору, то применительно к положениям гл. 24 ГК РФ, позиция Роспотребнадзора сводится к следующему.

          В соответствии с положениями ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. При этом не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

        Вполне очевидно, что в рамках кредитного договора с банком, правосубъектность которого изначально достаточно жестко регламентирована законодательством о банках и банковской деятельности, личность кредитора, т.е. как таковой статус коммерческой организации в качестве именно банка, не может не иметь для гражданина – заемщика существенного значения на всем протяжении соответствующих правоотношений.

         Так называемые «коллекторские агентства», не будучи субъектами банковской деятельности, соответственно ни при каких обстоятельствах в данном случае не могут заменить банк в качестве нового кредитора, равнозначного кредитной организации по объему прав и обязанностей, поскольку по смыслу ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, а такого рода требование при его безусловном соблюдении не должно и не может, по мнению Роспотребнадзора, принципиально менять природу правоотношений между первоначальным кредитором и должником, так как в силу положений п. 2 ст. 308 ГК РФ «если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать».

            Кроме того, по общему правилу, регламентированному положениями п. 2 ст. 385 ГК РФ «кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования». Между тем, банк, исходя из нормы, закрепленной в ст. 26 «Банковская тайна» Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», обязан гарантировать «тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов», что делает невозможным соответствующую уступку права требования по обязательствам, возникшим между банком и гражданином-потребителем, коллектору без нарушения положений названного закона, тем более, что связанная с этим перемена лица в обязательстве помимо прочего (если она состоялась) не будет позволять должнику реализовать свое право на выдвижение против требования нового кредитора (не являющегося исполнителем банковской услуги) возражений, которые он имел (мог иметь) против первоначального кредитора - банка (см. ст. 386 ГК РФ).

          Таким образом, принимая во внимание складывающуюся практику по «передаче» банками долгов «коллекторским агентствам», приводящую к существенному ущемлению прав потребителей – заемщиков, Роспотребнадзор в рамках реализации надзорных функций по выявлению в кредитных договорах соответствующих условий, усилит, применительно к своей компетенции, внимание к подобной инициативной деятельности кредитных организаций.

    Яндекс.Метрика